понедельник, 29 февраля 2016 г.

2042 (часть 8)

Глава 4


Алисе снова снились кошмары. Девушку бросало то в жар, то в холод, она долго ворочалась под одеялом, потом то вставала и ходила по комнате, то на несколько десятков минут отключалась в той же позе, в какой падала на кровать.
Вот она снова в спортзале, крадётся с пистолетом наготове. На этот раз она решает не мешкать и стреляет сразу. Но убитым оказывается не бугай-бандит, а простой уборщик. Снова личная комната, так и не разобранные рюкзаки с вещами и Р-6 за окном. Шаг, другой, третий… Снова подушка у лица. Снова спортзал. Алиса, вроде бы осознающая себя во сне и помнящая предыдущие эпизоды, решает придержать стрельбу. Но в этот раз расплывчатый невнятный силуэт за тем, кого она называла Артёмом, и его другом оказывается головорезом. Слишком поздно – на этот раз оба её, как ей самой кажется, друга мертвы.

Комната, рюкзаки, Церера за окном. Шаг за шагом, туда-сюда. Стоп. За окном должен быть припаркован Р-6, разве нет? Все уехали и бросили её одну? «Это просто очередной кошмар», – подумала Алиса. Подушка, духота, затруднённое дыхание. Снова спортзал. Снова комната. Реальность смешалась со сном, сон с реальностью. В очередной раз Алиса стреляет в здоровяка. И промахивается, попадая в грудь друга. «Не-е-ет!» – хочет вскрикнуть она, но из горла не вырывается ни звука. Алиса начинает задыхаться, ей больно в груди. Она опускает голову и видит увеличивающееся кровавое пятно на своей белоснежной рубашке.
Снова комната, рюкзаки, Церера за окном. Через пару секунд запищал будильник. Кажется, это уже не сон. Алиса выглянула в окно. Р-6 был на месте. Она присмотрелась получше, но ничего нового не разглядела – во внутреннем дворе станции было очень много следов и колёс, и людей, так что ни подтвердить, ни опровергнуть увиденное ночью она не могла.

– Ну что, после завтрака – в шахты? – спросил Отто.
– Только не будем там слишком задерживаться, хорошо? – зевая, выдал Джон.
– Я просто возьму пару проб и сделаю пару замеров, – ответила Алиса, причём тоже без особого энтузиазма.
Минуты две никто не говорил, все неловко возили вилки по тарелкам, неторопясь нанизывая на них макароны. Либо для разрядки обстановки, либо просто не выдержав, первая продолжила Лея:
– Вам странные сны не снятся?
– В смысле? – поднял голову Отто.
– Что значит «в смысле»? – не поняла девушка. – Странные сны. Ну которые раньше не снились, а теперь снятся. Вот мне, например, снятся. Чаще всего я там в роли снайпера или подрывника, но я никогда в жизни не подходила близко ни к винтовкам, ни к взрывчатке. А ещё там, во сне, всех зовут другими именами.
– А-а-а, да это нормально, – Отто отложил вилку, чтобы лучше жестикулировать, – твой мозг впитывает море информации и ничего не забывает. Обычно она откладывается в подсознании и больше никогда не выходит на свет, но тут, видимо, сработал какой-то переключатель, – он улыбнулся. – Во снах в ход идёт всё: личные переживания, рассказы друзей, случайных попутчиков в метро, книги, фильмы, ну и так далее. Лично мне постоянно всякая хрень снится, особенно после войны. Но я нашёл выход!
Отто подвинул жестяную кружку Леи, достал из внутреннего кармана фляжку, под молчаливое удивление всей компании откупорил её и налил немного себе и собеседнице.
– Не благодари, – ещё раз улыбнулся он, легонько стукнул своей кружкой по всё ещё стоящей на столе кружке Леи, выпил своё залпом, встал и пошёл на выход. – Буду ждать вас у шлюза, хочу быстрее всё закончить.
– А остальным? – через минуту спросила Лея, попутно нюхая содержимое кружки.
– Нет, вроде не было ничего такого, – ответили остальные практически хором.
Даже Алиса. Она была уверена, что это всё неспроста, но легкомысленное отношение коллег к этому вопросу отметало весь смысл делиться своими идеями.
– Всё равно у вас такой вид, будто вы что-то скрываете, – улыбнулась Лея и всё-таки выпила напиток. – О, а ничего так, бодрит, – добавила она и пошла вслед за Отто.

Когда завтрак закончился, все пошли к шлюзу.
– Какой план? Как разделимся? – спросил Джон на месте.
– А зачем нам разделяться? Не надёжней… вместе? – неуверенно спросила Алиса.
– Нет. Я мельком видел эти шахты, если лифт сломается – всё, конец. Поэтому кто-то пойдёт вниз, а кто-то останется наверху, – Джон сделал паузу, но все явно ждали продолжения. – Я предлагаю так. Алиса точно идёт вниз, это очевидно. Уинстон тоже будет полезен, у него ключ-карта, а если что-то не откроется, он сориентируется на месте. Прикрывать их буду я. Остальные останутся наверху.
– Ты полчаса назад не особо-то и хотел туда, – косо посмотрела на него Ева. – Да и вчера вроде не горел желанием, к чему такая прыть?
– Я подумал и решил, что так правильнее для нашей миссии.
– Ты теперь главный что ли?
– Вопрос с главенством мы вроде решили давно. Я не главный, я просто пошевелил мозгами, – максимально спокойно, даже хладнокровно, сказал Джон. – Сама подумай – я наверху наиболее бесполезный из всех. Ты хорошо водишь БТР, если что – вы тут прицепите трос лифта к машине и вытяните нас. Отто – единственный медик, если внизу будет какая-то неприятность, лучше ему оказаться наверху и готовить медблок. А Лея разбирается в технике и электронике, глупо посылать вниз её с Уинстоном.
– Звучит логично, – поддержал его Отто.
– Не очень-то и хотелось, – отрезала Ева и ушла, пробурчав что-то невнятное под нос по-немецки. Но в этот раз никто не расслышал.
– Что это с ней? – осторожно спросил Уинстон. – Недавно она была дружелюбнее.
– Не бери в голову, это наше, женское, – ответила ему Лея. – Раз мы тут всё решили, пойду полежу ещё немного, а то совсем не выспалась.

Спуск вниз занял не менее часа, хотя Алисе показалось, что гораздо дольше. Шахта представляла собой огромную вертикальную дыру метров пятьдесят в диаметре и неизвестно сколько в глубину. Скудный свет сверху сюда вообще не проникал, из освещения был только прожектор в лифте и фонарики на скафандрах. От этого бездна казалась ещё мрачнее и бесконечнее, уже минуте на десятой девушка начала волноваться. Другие, возможно, тоже, но виду никто не подавал.
– Сколько нам ещё? – нервно спросила она примерно на семидесятой минуте гробового молчания.
Уинстон посмотрел на экран планшета на рукаве скафандра:
– Мы сейчас на глубине около четырёх километров, если верить их карте, ещё метров двести.
Алиса попыталась подавить вздох удивления, но у неё не вышло. Остальные посмотрели на неё и просто улыбнулись. Вскоре на потолке замигала красная лампочка, и ожил экран лифта, на котором красовалась надпись «Вы прибыли к шахте AF-1. Глубина 4212 метров».
– Кстати, я всё хотел спросить, но как-то забывал, – начал Джон, выходя из лифта, – а что они тут копали-то? Нафига такие циклопические сооружения, тут же нет ничего?
– На Церере пресной воды больше, чем на Земле, – ответила Алиса.
– И зачем делать такие шахты, не проще колоть лёд прямо сверху?
– Я думаю, дело в примесях. Возможно, они хотели найти слой более менее чистой воды, чтобы сумма затрат на добычу и очистку была минимальной.
– Так и есть, – вмешался Уинстон, выбравшийся из лифта последним, – в их журнале так и записано. И на данный момент они уже засыпали старые штреки, видимо, ничего не нашли. Хотя, зачем замуровывать, мне непонятно – только ресурсы зря тратить.
– Ладно, ботаники, давайте быстрее всё осмотрим и закончим. Есть идеи, как нам это сделать?
– Просто пройти вперёд? – шутливо сказала Алиса и двинулась первой.

Минут десять они медленно шли по узкому тоннелю. Все боковые проходы, а встретили они их уже штук двадцать, были обрушены, хотя в них сквозь завалы до сих пор шли трубы и провода.
– Странно как-то, – прервала молчание Алиса. – Проходы завалили, а всё оставили, как будто тут провода эти бесконечные.
– А может их что-то заставило это сделать? – загадочно спросил Джон, заглядывая каждому из напарников прямо в глаза. – Инопланетные чудища? Мутировавшие шахтёры?
Впрочем, он и секунды не смог сдержать хохота, от которого у всех зафонило в шлемах.
– Эй, внизу, у вас там всё в порядке? – по рации спросил Отто.
– Да, всё нормально, – ответил Уинстон, – просто у Джона приступ истерики.
– А, по-моему, действительно забавно, – отдышался Джон, – мы выполнили все требования дешёвого ужастика.
Алиса и Уинстон остановились и посмотрели на него.
– Ну смотрите сами. Мы на заброшенной космической станции, предыдущая обслуга которой жаловалась на странные звуки внизу. Мы спустились в эту бездну проверить эти звуки, хотя они ну никак не относятся к нашему заданию. И, а вот теперь самый смак: мы, – Джон сделал драматическую паузу, – разделились.
После этого он снова залился задорным хохотом.
– Тебе может и смешно, а вот мне не по себе, – призналась Алиса.
Улыбку с лица Джона как рукой сняло, он мигом принял собранный вид и пошёл в один из боковых проходов, к которому остальные стояли спиной.
– То-то же.
– Он не из-за тебя, – немного испуганно сказал Уинстон, – что там?
– Медленно отступайте к лифту.
– Джон, что там ещё? – снова вмешался Отто сверху.
– Если у меня не глюки, то я вижу пластид, приклеенный к опорной балке.
– Чего? – запаниковала Алиса. – Шахта заминирована? Убегаем! – И Алиса побежала.
– Стой! – крикнул по рации Джон, но с места не сдвинулся. – Она без детонатора, она не взорвётся. Уинс, верни её.
Но Уинстон застыл как столб.
– Ну ты додумался тоже, аккуратней надо было, – сказал ему Отто. – Алиса, вернись, пожалуйста.
– Не-ет, я туда больше не вернусь, – она еле дышала. – Хотите – смотрите там сами, но я буду сидеть в лифте. Вдруг там ещё бомбы есть.
– Я не собираюсь тебя уговаривать. Уинс, пойдём глянем, куда тянутся эти трубы, и назад.

Метров через сто тоннель закончился открытой шлюзовой дверью, чем удивил исследователей. Но ещё удивительней было то, что в официально заброшенную секцию подавалась энергия.
– Охренеть, – только и смог выдать Джон.
– Что там у вас? – спросил Отто.
– В шахтах шлюзы ставят? – он явно проигнорировал предыдущий вопрос.
– Обычно – нет, – ответил Уинстон. – Смотри, тут электронный замок, а у меня как раз ключ.
– Парни, что там у вас? – не унимался Отто.
– У нас тут шлюз, и походу рабочий, сейчас Уинстон его откроет.
– Это не лучшая идея.
– Можете не волноваться, – сказал Уинстон и показал на дисплей замка, – ключу доступа не хватает.
– Можешь взломать?
Уинстон уже начал ковыряться в каком-то щитке на стене.
– Я включил свет, – сказал он через полминуты, пока подбирается код, можем глянуть в окошко, что там за дверью.
– Ребят, вы это слышали? – впервые за десять минут послышался голос Алисы.
– Нет, а должны были? – Джон и Уинстон замерли на месте.
– Я слышу гул, прерывистый, шахту чуть-чуть потрясывает. Мне страшно, уходите оттуда.
– Я тоже чувствую, – сказал Джон, – Уинс, собирай барахло, валим отсюда.
– Я только загляну в окно и, может, успею сделать фото.
Шахту начало трясти сильнее, с потолка упали небольшие кусочки льда, но Уинстон всё же заглянул в окно двери.
– Джон, там… там… – он, казалось, потерял дар речи. – И герб… И над дверью он же, ты видел? Ты узнал? – он сделал акцент на последнем слове.
Джон узнал.

Через секунду всё затрясло ещё сильнее. В шахте было трудно стоять на ногах, а конструкции лифтовой шахты немного стонали, но сталь легко выдерживала вибрацию.
– Ребята, бегите скорее ко мне, я знаю, что это за гул, – запаниковала Алиса. – Это криовулкан. Вот почему они засыпали проходы.
Где-то внизу, под лифтом, от стены откололся огромный кусок льда и полетел вниз, с треском ударяя по стенам. Алиса держала руку на пульте и смотрела вглубь шахты. Тоннель стал заполняться паром, выходящим из множества щелей. И через секунду из пара выбежал Джон. Левой рукой он держал правое плечо. Уже издалека было видно, что скафандр прорван, и наружу выходит воздух.
Джон забежал в кабину, сел, облокотившись на стенку и заорал:
– Жми!
– Но… Но… Уинс ещё там, – недоумевала Алиса.
– Уинса больше нет, его завалило! – кричал Джон, попутно пытаясь достать липкую ленту трясущимися руками. – Жми эту долбаную кнопку!
Алиса заплакала. Гул затих, отойдя на второй план, дыхание перехватило, ноги стали ватными. Она упала на одно колено, рука её не слушалась и не хотела жать на кнопку. Джон уже немного задыхался, но не оставлял попыток заклеить рукав.
– Мы вас вытаскиваем, – прошипел в шлеме голос Отто, еле слышный на фоне трещащего льда.
И лифт поехал. Причём гораздо быстрее, чем когда они спускались.

У Джона всё поплыло перед глазами, хотя он и заклеил дыру. Слишком много воздуха вышло. Он завалился набок и смотрел, как бегут распорки шахты лифта, быстрее, медленнее… А потом закрыл глаза.

Продолжение следует...