воскресенье, 27 ноября 2011 г.

Затерянные в песках (часть 1)

Действующие лица:

Странствующий путешественник - Гилат аль-Мансури
Его дама сердца и верная напарница - Ак-Нинчи аль-Чибетеи
Одинокий факир - Иброгим (не иначе как родной брат Ибрагима)
Его лучший друг осёл (или Иброгим - лучший друг осла, мы пока ещё не разобрались)
Проныра и гроза всех плохо лежащих вещей - Азим

***

Масхана. Расположенный на самом востоке Ближнего Востока, город-врата. Врата дальше на Восток. Через безжизненную пустыню к чарующей Индии и загадочному Китаю.


И так уж вышло, что четырём скитальцам нужно было покинуть это замечательное место, а заодно и неплохо заработать. Караваны здесь ходят редко, но сегодня Аллах был с нами. И вот мы стоим перед караванщиком Юсуфом и пытаемся зарекомендовать себя в члены его команды. Азим пытается показать свою воинскую крутизну, резко выхватывает саблю, и... [18] тут же она вылетает из его рук и делает аккуратный порез на его одежде и коже. Сказать, что Юсуфу смешно - не сказать ничего. Следующим эстафету перенимает Иброгим, непонятно зачем начиная вращать над головой своим шёлковым боевым кушаком словно бабка паранджой. Юсуф так и не понимает, зачем ему нужны бродячие артисты, но тут ситуацию спасает Ак-Нинчи. Она просто и без лишних фокусов предлагает услуги наёмников по защите каравана от бандитов, благо последних в пустыне навалом. Караванщик нехотя соглашается, но конечно же отказывается платить женщине за охрану, наняв её официально как повара. А Иброгима как специалиста по животным. Ну на случай, если у верблюда запор будет или что-то в этом роде.

Караван отходит с рассветом следующего дня, так что у нас в запасе ещё много времени. Мы с Ак-Нинчи остаёмся в той же таверне. Азим собирается поиграть в напёрстки с горожанами, Иброгим о своих планах не поведал. Собственно, о письме, как бы тайно переданном ему каким-то подозрительным хмырём, странно косившимся на мою девушку, он тоже не рассказал. Ну и ладно, не очень-то и хотелось.

Поиграть Азиму особо не удаётся - мешает стража. После чего он довольный идёт на рынок и подло тырит всё, что плохо лежит - пару яблок и гнилой банан. Факир тем временем зачем-то идёт с ослом в переулок. Проходит час, два, три... Что они там делают? В этот момент в переулок входят три амбала явно подвыпившей наружности. Пропустив их мимо себя, Иброгим со спины бьёт среднего отравленным стилетом в спину. Завязывается солидная потасовка, в результате которой любимая (но не так, как осёл) змея факира погибает смертью храбрых, не забыв, конечно, своего хозяина цапнуть ядовитым зубом, а сам борец с "бандитами" получает увечья средней степени тяжести. После чего он, что есть сил, ползёт к ослу, хватается за ремень и бьёт животное по крупу. Не ожидавший такого хамства, осёл выдаёт протяжное "Иа-иа" и принципиально решает оставаться на месте. Мужики же подбирают камни и палки и ме-е-едленно идут к Иброгиму с ясно читаемым мотивом на мордах лиц. У Иброгима просыпаются силы, он карабкается на осла, лупит его что есть мочи, и тот нехотя разгоняется. Обернувшись мгновение позже, он замечает, что амбалы уже разговаривают со стражей.

По пути эти же мужики перекрывают его дорогу. Но они не могли так быстро там оказаться! Это явно галлюцинация. Иброгим быстро скачет к таверне и до утра спит в конюшне.

***

На утро мы отправляемся вместе с караваном. Азима  и Ак-Нинчи мучают кошмары, а меня просто мутит от качки на караванных кобылах. Буэээ.

Шла пятая-шестая ночь, что-то мне не спалось. Пошёл по зову природы, только смочил песочек метрах в пятнадцати от лагеря, как в глаза бросилось продолговатое пятно примерно метр-семьдесят на полметра. Подкравшись поближе, я увидел на пятне одежду стражи и никаких признаков жизни. Да и насильственной смерти, в общем-то, тоже. Внезапно сзади раздаётся шорох. Оборачиваюсь и вижу ещё два примерно таких же пятна, только движущихся и в одежде явно не стражи. Ползут по направлению к лагерю. Что ж, ползу за ними. Метрах в десяти от лагеря замечаю, что над моей драгоценной Ак-Нинчи нависает ещё одна тень, блестя кинжалом с явно недвусмысленным намерением. Я с колена метаю в тень кинжал (благо я с ними хожу даже пописать) и громко кричу "Алярм! На нас напали!". Кинжал аккуратненько входит в плечо бандита, но тот даже не вскрикнул. Хотя лагерь всё равно пробудился благодаря мне. Завязывается нехиленькая потасовка, со всех сторон из темноты слышны выкрики бандитов и лязг оружия. Где-то здесь я получаю дырку в живот от вражеского копья и, если бы не моя девушка, не видать вам этих мемуаров. К слову, я браво сражался сразу с двумя бандитами, тогда как остальные три моих боевых товарища долго и упорно ковыряли одного! Того самого, с кинжалом в плече. К тому же, лежачего. Ближе к концу боя бандиты, как им и полагается в случае любого отпора, сказали громкое "А ну нафиг" и быстро удалились. А у Иброгима снова пошли глюки - на этот раз с убитыми бандитами, восставшими из песка.

После боя нас навестил какой-то мужик с отварами и травами, и немного меня подлатал. До свадьбы заживёт, я думаю.

Всю дорогу до палаточного городка (куда мы и направлялись) Азима мучили жесточайшие кошмары. Он ходил сонный и подавленный, и мы даже побаивались оставлять его одного.

***

И вот он - лагерь археологов - небольшой палаточный городок неподалёку от руин древнего храма. И зачем мы здесь? А Шайтан его знает. И что хуже всего, мы посреди огромной пустыни без припасов и денег! Но зато из Масханы слиняли, тоже плюс.

Итак, мы в лагере археологов. Прежде всего в глаза бросается огромный чёрный шатёр в центре. По рассказам местных, там живёт чародей, на деньги которого эти раскопки и организованы. Что ж, если нам нужна денежная работа (или вообще работа), нам точно туда. Юсуф помогает нам попасть к чародею, не забыв подколоть по поводу нашего безденежья. Чародей же даёт нам самое скучное и банальное задание, которое только можно было придумать - сходить в соседнюю деревню и выяснить, почему ещё не вернулись люди с запасами воды, отправленные туда целых 4 дня назад. До кучи нам приставляют трёх нянек из стражи. И намекают, что если местные виноваты в пропаже водовозов (ну там воду жалко стало или на верблюдов позарились), нужно быстренько вернуться назад, а взвод копейщиков быстро решит эту проблему.

***

Мне удалось выяснить, что водовозы действительно были в деревне 4 дня назад, но набрали воды и, как обычно, уехали домой. Но мужик явно юлил, глазки у него недобро бегали. Изучение дома, где гостили водовозы, тоже дало больше вопросов, чем ответов. Например, они так спешно уходили (или их "ушли"), что забыли игральные кости. Посовещавшись, мы решили остаться тут до выяснения.

Ночью мы немного понаблюдали за жителями. И сразу удача - одинокий свет в окне, когда все селяне давно спят. Я подкрался поближе и услышал обрывки диалога с ключевыми фразами "коза", "жертва", "навлечение беды". Для начала этого было достаточно, и я не стал рисковать и вернулся к своим.

Утром у Азима опять был приступ проявления его смешной (а на деле сволочной) натуры, за что он и получил точно в нос от одного из наших стражников. Из-за этого чуть не пропустили важный момент - в центре посёлка небольшая кучка жителей о чём-то явно секретничала. Ак-Нинчи как бы невзначай проходит мимо и тоже слышит ключевые слова "жертва" и (как удачно) "ночь". Уже лучше, определились со временем.

Азим тем временем решает поиграть в кости с другим стражником, раз у нас полно времени. Они оба жульничают, оба друг друга палят, и, как это обычно бывает, завязывается ещё одна драка, благо наш проныра теперь лучше уворачивается и вырубает стражница ударом в болевую точку ниже пояса. Теперь на него дуются два стражника... Но зато этот цирк понравился селянам, и нас теперь считают за клоунов.

Чуть позже Азим и Ак-Нинчи пытаются разговорить детей по поводу водовозов, ибо взрослые подозрительно молчаливы в этом вопросе. Детям мы понравились почти сразу (видимо, своей похожестью на бродячий цирк), и они немного поведали нам про то, что их деревня поклоняется богу источника, и что они жертвуют ему коз. Но коза в пустыне - огромное сокровище, а их как раз осталось мало - прошлый год был не очень урожайным.

Ну что ж, мозаика приобретает хоть какой-то вид. Немного посовещавшись, мы подумали, что раз жертвы богу нужны, коз мало, а приезжие тут уже пропадали, то следующими вполне можем оказаться и мы. Решили ночью лечь как обычно у костра, но глаз не смыкать. И стратегия дала некоторые плоды - в полночь жители, с козой, пошли куда-то на север. Я прокрался за ними.

Недалеко на севере, в горах, была огромная пещера со входом в 2-3 человека высотой, около неё - большой камень, напоминающий стол. Селяне положили на него козу, привязали, прирезали ножиком и ушли. Я затаился и решил послушать, не напали ли они на моих знакомых в деревне. Ничего подобного - они наоборот решили устроить небольшой праздник у самого источника. Я прокрался к пещере. На алтаре лежала убитая коза, сам алтарь был весь в засохшей крови. Я решил забраться на уступ над пещерой и затаиться. Но никто так и не показался, а я решил до рассвета вернуться в лагерь, чтобы моё отсутствие не навело на подозрения.

Днём разговариваем об этом со старейшиной (в конце концов, они не делали из этого тайну прошлой ночью), он в принципе повторяет слова детей. Идём к пещере и видим, что козы уже и нет. Зато есть звук костра и ароматный запах из пещеры. Ага! Крадёмся с Азимом внутрь. Не "ага"... Внутри сидит чудище высотой и шириной метра по четыре. В сидячем положении. Тихо отступаем. Ак-Нинчи пытается вспомнить, кто бы это мог быть, и говорит, что это дэв, и что он очень добрый и питается нектаром (и жареными козами, поправил я). Азим идёт внутрь и, о ужас, пытается с ним заговорить. Как ни странно, изнутри не доносятся жуткие крики и звуки разрываемого напополам тела. Наоборот, наш боец  вполне мило беседует с дэвом (по речи этот великан прост и наивен как ребёнок), и тот-то и рассказывает, что его регулярно подкармливают козами, а однажды "принесли двух человеков, но дэв не ест человеков, дэв их похоронить". А ещё он поведал, что не прочь питаться и финиками, и что к нему так редко заходят, что он рад любому общению.

Ну всё, проблема разгадана. Осталось только решить, как всё это преподнести чародею. Мы подумали, что если сказать как есть, селянам кирдык. Поэтому совместными усилиями мы родили следующую идею. Ак-Нинчи идёт к старейшине и прикидывается пророком их бога, благо именно "от бога" мы и знаем про убитых ими водовозов, и убеждает селян приносить в жертву коз пореже и "подкармливать" бога фруктами. Так и богу хорошо, и козы, как говорится, целы. Ну и про запрет убийства людей - тоже обязательный момент. Далее. Я немного раскопал могилу одного из водовозов и оторвал кусок одежды. По пути в лагерь чародея я как бы невзначай наткнусь на этот кусок в песке и сделаю вывод, что водовозов убили бандиты, благо они здесь не такая большая экзотика. Ну и магу естественно доложим то же самое. Хотя очень сомневаюсь, что его волнует что-то, кроме непрерывных поставок воды.

Так и делаем.

Продолжение следует...