воскресенье, 22 ноября 2015 г.

2042 (часть 7)

Спустя час вся команда, а также раненый управляющий сидели в конференц-зале станции. Не считая дырки в рукаве и пятна от крови, выглядел управляющий отлично, даже слишком – идеальная кожа, аккуратная стрижка как у кинозвезды, профессиональный маникюр. Это было немного нехарактерно для человека в военной форме.
– Лейтенант Митчел, часто у вас такое бывает? – спросил Отто.
– Зовите меня просто Стив. Кстати, я забыл вас поблагодарить. Вы очень вовремя, ещё чуть-чуть – и всё. Как говорят, у меня вся жизнь перед глазами пронеслась. В те минуты я мысленно попрощался с женой, детьми…
– Стив, – непривычно мягко начал Джон, но после паузы продолжил в своём обычном стиле, – мы всё понимаем, но давайте ближе к делу. Как часто у вас бывают такие бунты?
– Бунты? Это же не бунт, – Стив, кажется, немного замялся. – Просто у шахтёра немного поехала крыша. Я сам раз спускался к ним в шахты, там у-жас-но, – последнее слово он произнёс по слогам каким-то жеманным голосом. – Пыль, теснота, какие-то жутчайшие звуки, острые кромки везде. Одно неосторожное движение, пробьёшь скафандр – и всё. Если рядом нет напарника, или ремкомплект бракованный, так и останешься там, в километрах под поверхностью, – Стив сделал очередную драматическую паузу. – Я б точно крышей поехал, причём сразу. Так что я на Рика не в обиде, тем более ранение лёгкое, я даже работать дальше могу.
Стив натянуто улыбнулся, потом хлопнул себя по перевязанному плечу и сразу же скривил лицо от боли.
– Звуки? – заинтересованно спросила Алиса. – Какие звуки? Там же вакуум.
– Ну не обычные звуки, как здесь, а какие-то другие, – управляющий немного дёрнулся, как будто его снова ткнули в рану. – Я понимаю, что там нет звука в привычном смысле, но, мне кажется, сама порода вокруг как-то гудит и скрипит, и это передаётся через подошву скафандра, – Стив снова сделал паузу на несколько секунд, но никто его не перебил. – Иллюзия. Да, точно, это иллюзия, обман. Под ногами вибрирует, а ухо думает, что это что-то гудит.
– А это интересно, – мечтательно сказала Алиса, – так сказать, с научной точки зрения. Вдруг, это и есть причина тех технических неполадок, из-за которых нас сюда и направили.
– Нет, что вы, это просто гул, может мне показалось даже, а ваша причина в паре километров от станции, – сразу вспомнил Стив, – там какой-то астероид упал, ещё в смену предыдущего управляющего, с него всё и началось. Я, собственно, и не знаю, в чём там дело, у нас вроде всё работает, но раз сверху приказали всё проверить, значит, надо всё проверить.
– Предыдущего управляющего? – переспросил Джон. – А что с ним случилось?
– Ничего, – опешил Стив, – просто после доклада об астроиде на Землю его отозвали и поставили меня. Я даже разобраться-то особо не успел во всех делах.
– Что с Риком будем делать? – в диалог вновь вступил Отто. – У него сильный стресс. Я вколол ему успокоительного и привязал к койке в медблоке, но вечно его так держать нельзя. Да и Елену до сих пор трясёт, возможно, она даже не сможет здесь больше работать. И это я не говорил с остальными членами команды.
– Пошлём запрос в МСОК, пусть сами там разбираются, – сразу нашёлся Джон, – нам-то что?
– Они будут месяц разбираться и месяц лететь, ничего хорошего из этого не выйдет.
– У меня есть полномочия отправить всех домой, – неуверенно сказал управляющий, тем самым прерывая небольшую перепалку в команде.
– На нашем корабле? – встрепенулся Уинстон. – Это мы тогда не успеем даже начать исследования. Или…
– Или нас тут оставят ждать другого корабля, – закончила за него Ева.
Судя по всему, её такая перспектива тоже отнюдь не радовала. Хотя на лице Уинстона читалась явная паника.
– А вы думали, что мы тут за полчаса всё разрулим что ли? – осуждающе произнесла Лея. – Лично я заранее была уверена, что ради дня работы нас бы сюда две недели не тащили. Простые инструкции можно и по Овернету передать. Так что если тут что-то серьёзное… – Лея сделала паузу. – А тут обязательно что-то серьёзное. То мы тут можем завязнуть на неделю, а то и месяц.
– А без рабочих, мешающихся под ногами, будет проще разобраться, – задумчиво сказала Ева.
– Да, обстоятельства сложились отлично, – кивнул ей Джон, – минимум лишних людей.
– Алиса, а тебя никто не будет подгонять в исследовании шахт, – хитро улыбнулась ей Лея.
– Вы что, серьёзно? – Уинстон даже не скрывал своего несогласия. – А если что случится? Кто-то заболеет, будет ранен, ну и тому подобное. Или еда кончится.
– Можно подумать, если кто-то заболеет, врачи с Земли успеют, – хмыкнула Ева.
Все ещё раз переглянулись. Отто уголком губ ухмыльнулся, но этот жест так и остался незамеченным. Стив резко встал из-за стола, комично стукнул по нему ладонью раненой руки, передёрнулся от боли в плече и вынес свой вердикт:
– Отлично, раз все согласны, прошу вас сообщить наверх, что я готов к отлёту!
– Вы? – почти хором выдали остальные.
– С командой, конечно, – добавил Стив.

Через шесть часов спасательный челнок «Хокинга» уже был около станции, до него был протянут гибкий тоннель, и только управляющий и ещё пара рабочих ожидали своей очереди.
– Стив, забыл спросить, а оружие на станции ещё есть? Кроме того, что мы у Рика отняли, – поинтересовался Джон.
– Т-с-с-с, – шикнул Стив и оглянулся по сторонам, – тише, а то вдруг на корабле услышат. Политика компании запрещает личное оружие, я его тайно провёз.
– Зачем? – вступила в разговор Ева, заинтересованная темой оружия.
– Как вам сказать, Ева... Верно? Ева? Так вот, я довольно симпатичный мужчина, а тут почти два десятка грубых мужиков, в миллионах километров от женщин. Ну, уж вы-то понимаете, да? – он подмигнул Еве.
Ева либо не поняла намёка, либо очень умело сделала вид, что не поняла. Стив немного замялся, но как раз подошла его очередь, он дёрнулся, явно что-то вспомнив, достал из внутреннего кармана кителя пластиковую карту и передал её Джону.
– Кстати, совсем забыл, это моя ключ-карта. У вас, конечно, и так полный доступ, но если будут проблемы, эта штука откроет любую дверь, – с этими словами Стив довольно мило улыбнулся Джону и ушёл по тоннелю в челнок.
Джон развернулся и, держа карту двумя пальцами как нечто грязное или, скорее, заразное для его мужского начала, быстро нашёл глазами Уинстона и со словами «Это по твоей части» передал карту ему. Уже был вечер, а ещё предстояло как минимум найти себе комнату и выгрузить самые необходимые личные вещи из БТР.

В первую ночь на станции Алисе спалось очень неспокойно. С одной стороны, она очень устала – день оказался длинным и стрессовым. Да и спать вне дома она привыкла. Но, с другой стороны, что-то всё равно не давало покоя. Причём это было не гнетущее чувство внезапной покинутости или беспомощности перед огромным космосом, она прекрасно понимала, что ни на станции, ни на корабле, ни в палатке посреди поля никакой безопасности нет, поэтому нечего и переживать. Но что-то скребло на душе уже несколько дней, и именно сейчас это мешало заснуть. Ей казалось, что она должна сделать что-то важное, но забыла, что именно.
Она решила прогуляться по жилому блоку. Скорее всего, все остальные уже спали. Ну разве что Джон опять лупился в потолок, как он любил делать постоянно. Алиса не знала об имплантатах в глазах. В районе спальных комнат было тихо, и она решила пройтись дальше, к месту захвата заложников. Когда девушка проходила по соединительному тоннелю, в ушах появился звон. Это могло быть связано с перепадами давления, поэтому Алиса тряхнула головой и продолжила. Но на подходе к блоку она стала различать голоса. «Я уже поехала что ли? Стив был вдвойне прав?» – пронеслось у неё в голове. По протоколу, стоило идти и будить остальных, но ведь они эвакуировали весь персонал пару часов назад, объективно на станции никого нет. Да и манящее сверхъестественное любопытство было сильнее, ноги несли Алису буквально сами. Буквально. Она хотела остановиться перед шлюзом и перехватить дыхание, но не смогла. Стоп. А шлюза-то и не было.
Теоретически, все блоки абсолютно одинаковы, на всех одинаковые шлюзы для присоединения гибких тоннелей. Но у этого была классическая деревянная двустворчатая дверь с небольшими окошками. Неведомая сила тянула Алису вперёд, не давая даже обернуться. Она встала немного сбоку и посмотрела в окно двери. С той стороны был… школьный спортзал. Алиса бы непременно подумала «Ну всё, теперь я точно поехала», если бы её внимание не привлекла обстановка. По периметру было очень много детей, и они все были напуганы, кто-то даже громко рыдал. В центре зала было пять человек – четыре мужчины и девушка с длинными волосами, они о чём-то говорили на повышенных тонах. Но Алиса не понимала их – не знала языка. И они явно не были ни учениками, ни учителями – мужчины были одеты в чёрное без всяких опознавательных знаков, как минимум у двоих ближайших, стоящих к ней спиной, было по пистолетной кобуре на бедре, но без пистолетов. Девушка походила на какую-то офисную работницу.
Мгновением позже крепкий парень, прикрываемый этими двумя бывшими вооружёнными, попытался грубо схватить девушку за руку, но тут же получил резкий удар в челюсть от худощавого парня впереди и с грохотом упал на пол. Кто-то из детей завизжал, Алиса резко, но очень тихо открыла дверь, проверила предохранитель на пистолете и зашла в зал, стараясь остаться незамеченной на фоне потасовки. Откуда у неё взялся пистолет и желание его применять? Ситуация не дала Алисе подумать над этим. Примерно в это же время второй здоровяк, потеряв товарища, на мгновение опешил и получил сильный удар в живот от второго бойца. Но это его не остановило. Он немного скорчился, и когда худощавый подошёл ближе, здоровяк ударил его внизу вверх оказавшимся у него в руке ножом.
«Артём!» – само собой вырвалось из горла Алисы. Артём упал на пол, схватившись за живот. Друг Артёма инстинктивно обернулся на визгливый голос за спиной, и это было напрасно. Второй удар не заставил бы себя долго ждать, если бы не Алиса. Она одним точным движением прицелилась и трижды нажала на спуск своего «Глока». Пули пролетели над плечом оборачивающегося мужчины, третья, кажется, даже задела одежду. И все три они попали в шею и лицо здоровяка. Дети вскочили и побежали к выходу за Алисиной спиной.
Не успел здоровяк грохнуться на пол, как Алиса проснулась. Она лежала на кровати среди неразобранных вещей. Там же, где не могла заснуть некоторое время назад. Она глянула на часы. Было утро, если можно так говорить о ситуации на космической станции в поясе астероидов.

– Ну и я ему такая: «Слышь, пацанчик, ты какова сраёна?», он офигивает и получает в челюсть, – эмоционально рассказывала Лея, активно жестикулируя, вооружённая кружкой с чаем. – И тут будильник сработал.
– Да уж, а мне ничего не приснилось, – с досадой произнесла Ева.
В этот момент в столовую вошла Алиса. Много более взъерошенная и помятая, чем обычно.
– А вот и соня. Присаживайся, выпей горячего чаю, – пригласил её Отто. – Как спалось? Вчера у нас был непростой день.
Алиса просто кивнула и села пить чай. Она решила не рассказывать ничего. Мало ли что подумают.
– Раз все в сборе, пора поговорить о задании, – командным голосом начала Ева. – Уинстон.
Уинстон секунд десять покопался в своём ноутбуке, затем доложил:
– Судя по записям в журнале станции и по внешним датчикам, наш объект находится в трёх с половиной километрах от нашей позиции. Там должна быть воронка метров в сто, до неё мы можем доехать на Р-6, ну а дальше пешком, – Уинстон сделал паузу. – Все аккумуляторы заряжены, баллоны заправлены, можем выдвигаться.
– Оружие берём? – как бы невзначай спросила Ева.
Все посмотрели на неё с удивлением. Все, кроме Джона.
– Конечно, берём, – сказал он без тени сомнения. – Мало ли что.
– Что значит «что»? – Лея приподняла бровь.
– Беглые шахтёры, инопланетные захватчики, – задумчиво начал он, – или крыша у кого поползёт от космического излучения. Мало ли что… – закончил он.
– Хорошо. Даю всем пятнадцать минут на сборы, увидимся у главного шлюза в скафандрах и с оружием, – Ева посмотрела на Алису и Уинстона и после паузы продолжила. – Думаю, гражданским пока оружие давать не будем, для их же блага. В случае экстренной ситуации…
– Не будет никакой экстренной ситуации, – прервал её Отто, – хватит уже мутить воду. Мы просто прокатимся, посмотрим на этот булыжник, сфотографируем со всех сторон, сделаем замеры разными датчиками и составим отчёт, что он не имеет никакого отношения к проблемам на станции.
– Отто, да все прекрасно понимают, – Лея сделала паузу, – я надеюсь, – снова пауза, – что здесь на станции либо газовая смесь иногда неправильно подаётся, либо в диагностическом софте баги. То есть либо все упоролись, и это ложная тревога, либо это ложная тревога. Кстати, давайте-ка проверим воздух до отъезда, а? А то мне уже какая-то ерунда снилась.

Но с воздухом всё было в порядке. И через пятнадцать минут команда уже пересекала ландшафт Цереры.
– Так у них тут Овернет есть? – Алиса показывала на ряды огромных спутниковых тарелок за окном. – Ну тогда скучать точно не будем.
– Для связи с Землёй хватит тарелки на самой станции, – пояснил Уинстон, – а это комплекс по прослушиванию глубокого космоса. Это радиотелескоп.
– Как в фильме «Контакт», – добавила Лея.
– Только развлечений всё равно не будет, – холодно сказала Ева. – По протоколу, при ЧП на станции она изолируется во всех смыслах этого слова. Есть только экстренный голосовой канал.
«Который всегда можно расширить до канала данных», – хотела было выдать Лея, но не стала. Уинстон тоже подозрительно дёрнул уголками губ и посмотрел на Лею, но промолчал. Возможно, он подумал о том же самом. Интернет, прародитель современного Овернета, десятилетиями работал именно поверх голосовых каналов связи, и каждый уважающий себя компьютерщик это прекрасно знал. Более того, на Земле до сих пор остались фанаты этого архаизма, в глазах обывателей вставшие в один ряд с любителями радиосвязи, зеркальных фотоаппаратов и немого кино.
На середине пути, когда со всех сторон виднелся лишь пустынный горизонт, БТР резко нырнул носом вниз, заскрежетал сталью о что-то очень твёрдое и заглох, закопавшись в грунт по лобовое стекло. Если бы не ремни безопасности, половина команды лежала бы на полу за передними сиденьями с расколотыми шлемами скафандров.
– Шайсэ! – зафонили наушники.
– Все целы? – спросил Отто, как только сам пришёл в себя. – Проверьте скафандры, это сейчас самое важное.
Все начали осматривать себя и проверять датчики.
– Самое важное, – вклинился Джон, – понять, какого хрена наш водитель ямы собирает. Я не хочу сдохнуть посреди пути до начала миссии.
– Эй, я не при чём! Мы во что-то провалились. Такое ведь возможно? Алиса?
– А? Что? – она замялась, но потом продолжила. – Маловероятно, но возможно. Подробных данных по геологии Цереры нет, так что у нас есть шанс задокументировать что-то важное.
– Давайте быстрее наружу, – Джон явно был раздражён, – выходим все через заднюю дверь, – он ударил по кнопке открытия и бросил взгляд на Уинстона, который явно хотел пересидеть инцидент в машине. – Все, Уинс, вдруг эта дура совсем под землю уйдёт.
– Сам дурак, – огрызнулась Ева.
– Он про броню, – пояснил Отто.

Сделав круг по периметру, все собрались у носа БТР, который под углом градусов в сорок торчал из грунта.
– Хорошо вошла, – с явной улыбкой высказалась Лея.
За немного запотевшим стеклом вряд ли было видно, но Ева просто кипела от стыда и ярости одновременно. А если бы рации не шипели, то все бы вдобавок слышали её сопение.
– Любой другой попал бы точно так же, – Отто отошёл по их следам назад метров на пятьдесят. – Тут однообразный серый ландшафт и плохая освещённость, и отсюда, кстати, эту яму на самом деле не видно. Она в тени вон того бархана, если его можно так назвать.
– Как думаешь, вытащить сможем? – Джон заметно смягчился.
– Думаю, да. Гравитация низкая, машина мощная. Ещё на ней вроде тормозные двигатели на днище стоят, для десантирования с корабля. Если сопла не забились, можно их запустить попробовать.

– Вот откуда был скрежет при ударе, – удивлённо произнесла Алиса, заглянув в яму сразу после извлечения машины. – Что это такое? Шахта лифта?
– Шахта баллистической ракеты, – Отто скрестил руки на груди, – пустая.
– Очевидно, ими сбивают астероиды? – спросила Алиса.
– Скорее пиратов, и пустая шахта может означать…
– Сбитый корабль, – закончила за него Лея.
– Садитесь уже в машину, – передал по рации Джон, – нам ещё полпути до цели, – и после паузы добавил, – Ева, аккуратнее в этот раз.
Ева ничего не ответила.

Если бы не найденная ракетная шахта, команду в точке прибытия ожидал бы сюрприз, по крайней мере, некоторую её часть. Но из-за ракеты сюрприза не было ни для кого. Их встречали длинная, метров на пятьсот, борозда и корабль в её конце. Хотя нет, некоторое непонимание всё же было. Кто-то ожидал увидеть «поломавший» станцию метеорит, кто-то – что-то более интересное, чем подбитый старый «Хокинг».
– Я ничего не понимаю, – первая начала Алиса, – они что, не могут отличить корабль от метеорита? Или могут? Раз его ракетой сбили. Мы три месяца готовились, чтобы увидеть это? И зачем мы вообще здесь?
– Это заговор. Я же говорил.
– Спокойно, Уинс, – подошла к нему Лея, – какова цель этого заговора? Я могу ещё понять, зачем евреям вставлять дополнительные чипы в наши НКИ, но зачем им отправлять шесть не связанных друг с другом людей за миллионы километров?
– Мы слишком много знаем, наверное, – задумчиво сказала Ева, – только вот непонятно, что именно.
– Случайная автокатастрофа или просто шесть бандитских пуль в тысячи раз дешевле этого якобы последнего путешествия, – рассудительно сказал Джон. – Уинстон, ты же вроде умный, сам посуди, что выгоднее – снаряжать эту экспедицию и впрягать в неё сотни людей и миллиарды долларов или просто сделать нам утечки газа в квартирах? Если результат всё равно один.
– В том-то и дело, что шесть несчастных случаев вызовут подозрения!
– У кого? Пару месяцев назад мы даже знакомы не были.
Уинстон набрал в рот воздуха, чтобы что-то сказать, но промолчал. Даже он понимал, что был неправ. И в действительности, смысла во всём этом не было абсолютно. В мире настолько высокий уровень насилия, что ещё шесть трупов точно никто бы не заметил.
– Ладно, хватит спорить, я думаю, нам нужно всё же осмотреть этот корабль, – сказал через минуту Отто.

Это был старый «Хокинг-3», его использовали преимущественно для разведывательных миссий. Он был раза в три меньше грузового «Хокинга-17», но зато обладал хорошей манёвренностью, и его сложнее было заметить без высокоточных сенсоров. Части левого борта и хвоста у корабля не было вообще, их, вероятно, оторвало взрывом ракеты. Через эти импровизированные проходы команда и зашла на борт. На осмотр корабля ушло около часа из-за сильной деформации всего остова, и в результате остался только заблокированный мостик, у бронированной двери которого все и собрались.
– Может поедем назад? – как-то не очень уверенно спросила Алиса. – Тут ничего нет. Вообще ничего, ни тел, ни личных вещей, как будто этот корабль упал посреди какого-нибудь Нью-Джерси полгода назад, и всё уже растащили.
– Вот это-то и странно, – согласился Джон, – но дверь на мостик при этом не тронута, есть шанс, что хотя бы там мы найдём ответы. Уинстон, открыть сможешь?
Уинстон даже не услышал сержанта, он был в процессе откручивания болтов на какой-то крышке. Джон подумал, что это именно то, чего он и просил.
– А это надолго? – поинтересовался он через пять минут.
– Как повезёт, – ответила за него Лея, – от пары секунд до того момента, как у нас кончится кислород.
– Отличный день, – скривился сержант.
– Принесите мне один аккумулятор из Р-6, – внезапно сказал Уинстон.
Никто не сдвинулся с места.
– Между задних сидений есть люк в полу, они там. Отсоедините один и притащите сюда, сама эта штука не откроется, – Уинстон даже не поднимал головы, продолжая копаться в пучке проводов в стенке.
Все посмотрели друг на друга, и первый сдвинулся Отто. Может потому, что он был ближе всего к выходу, может потому, что аккумуляторные батареи весили килограммов по пятьдесят. Правда, на Земле. На Церере их вес вряд ли превышал пару килограммов.
К возвращению у Уинстона всё уже было готово, осталось только накинуть провода. Немного искр, скрежет металла, ощутимый всеми костями – и дверь поехала в сторону. Но за ней никого не оказалось.
– Не поняла, – искренне удивилась Ева.
– Автопилот, – высказал очевидное Джон, кажется, даже с облегчением. – Раз ничего не нашли, качаем все данные с бортового компьютера и уходим.
– Не выйдет, – подошёл из-за спины Уинстон. – Это военный корабль, всё важное тут было стёрто во время аварии. Могу попробовать посмотреть данные автопилота, пока батарея совсем не села. Здесь коротит местами, так что у нас минут пять, может десять.
– Давай.
Уинстон подошёл к консоли и активировал главный монитор. На нём высветилась карта Солнечной системы с двумя маркерами. Над первым было написано «Европа. 17.12.2041», над вторым – «Земля. 24.12.2041». Экран моргнул и погас.
– Пять минут, говоришь? Всё, батарея сдохла, – констатировала Ева. – Надеюсь, Р-6 заведётся.
– Он был на Земле или летел на Землю? – спросила Алиса.
– Летел. Но гораздо важнее другое. Все заметили? – Лея сделала драматическую паузу.
Все молчали и пытались вспомнить это что-то важное. Джон просто открыл запись (на заданиях он вёл её непрерывно), по радужке его глаз снова забегали яркие точки, но через стекло шлема их никто не видел. Посмотрел ещё раз на изображение на мониторе и опешил, хотя виду не подал.
– Вы что, на даты не смотрели?
– 17 и 24 декабря прошлого года, – сказала Алиса, – а что тут такого? Это какие-то особые дни?
– Не дни особые, – догадался Уинстон, – а разница между ними.
Все сразу поняли, на что намекала Лея. Кроме, наверное, Алисы.
– Но это же невозможно, – довольно холодно прервала молчание Ева, – это ошибка.
– Компьютер не ошибается, он считает остаточное время по фактическому изменению положения. А это значит, что этот «Хокинг» летел раз в пять быстрее того, что сейчас доступно человечеству.
– Если это не ошибка, то просто секретная разработка, и тогда это всё элементарно объясняется, – начал Отто. – Армия придумала новый двигатель, на испытаниях этот сверхсекретный, – он пальцами сделал жест «кавычки», -- корабль без опознавательных знаков пролетел слишком близко от местной базы и получил ракету в хвост. Ответственный за это был мигом отправлен на Землю, и лично я ему не завидую. Он, конечно, не виноват, но кого-то наказать же надо. А так как тут всё типа секретно, нас сюда и отправили как ремонтников. Ремонтников, из которых большинство как раз имеют отношение к армии и никакого отношения к ремонту.
– Но есть нюанс – всё настолько секретно, что нас забыли предупредить? – скептически спросила Ева. – Мне вариант с компьютерной ошибкой кажется разумнее.
– О, а вот это как раз объяснить ещё проще. Где-то есть конверт с целями миссии, который нам должен был передать, например, коммандер Гагарин, но ЧП на станции сбило его с толку. Или он просто за две недели полёта забыл. Или ему тоже конверт забыли дать. Или этот конверт вскрыл какой-то другой агент, и сейчас он просто офигевает. Я вам не рассказывал, как нам в пустыню однажды вместо патронов прислали три ящика с лыжами? – Отто, кажется, совсем разошёлся, и пора было его тормозить.
– Давай в другой раз, нам надо выбираться, – остановил его Джон, хоть и немного с опозданием. – В любом случае, двигатель явно уничтожен взрывом, корабль мы изучили, посмотрим на станции журналы, да и всё, в общем-то. Будем ждать эвакуации.
– И посмотрим на шахты, – добавила Алиса.
– И посмотрим на шахты, – немного отрешённо повторил Джон, направляясь к выходу. Не совсем понятно, он о чём-то задумался, или это просто от нежелания.

Остаток дня по прибытии на станцию все провели по-разному. Ева и Уинстон осматривали возможные повреждения БТР, Отто выпивал с Алисой в столовой, а Лея и Джон отдыхали в своих комнатах.

Продолжение следует...