вторник, 16 ноября 2010 г.

Назад в настоящее (часть 1)

Действующие лица:

Паладин человек — Жмицер
Клерик эльф — Синиэнель Младший
Вор эльф — Ауст
Магичка человек — Аста

***

Первый месяц весны 1390 года...

Жмицер — паладин Торма, широко известная личность в узких кругах Сильверимуна. Синиэнель Младший (надо полагать, что где-то есть и Старший) — рядовой жрец Тира. Ауст — местный проныра. Все трое в один момент оказываются в храме Торма — Жмицер молится, Синиэнель разговаривает с коллегами, Ауст стоит где-то в тени, наблюдает. Тут раздается взрыв, земля дрожит, каменные своды не выдерживают и накрывают ещё незнакомых героев. Темнота...


Неизвестно, сколько времени прошло, но все трое очнулись где-то под открытым небом, живые и невредимые. Всё вокруг окутано густым туманом, сквозь него проступают деревянные домики какой-то деревеньки. Разговор с одиноким жителем подсказал, что находятся они во владениях какого-то графа, чуть севернее Сильверимуна. И как раз с середины деревни сквозь туман на севере проступил замок. Одно «но» — житель сказал, что сейчас 1358 год.

Замок был вполне обычный — высокие каменные стены, ров (правда без воды) и опускной мост, выполняющий роль главных ворот. Кстати, закрытых. Поэтому отряд решил покинуть это место. Они пошли на юг, скрывшись в тумане. Спустя пару минут сквозь туман стали проявляться подозрительно знакомые домики... Паладину это не понравилось, он развернулся и вновь зашагал в туман. Немного ошарашенные эльфы молча стояли и смотрели, как Жмицер заходит в туман и широким шагов возвращается назад.

Но всего шести попыток паладину оказалось достаточно, чтобы понять, что южная дорога явно не выведет их домой. Впрочем, западный путь тоже ничего не дал, поэтому отряд решил исследовать замок. В процессе этих путешествий паладин наступил в коровью лепёшку, чем неслабо оскорбил тонкое обоняние эльфов.

Точнее, Жмицер изначально был против — зачем тревожить занятого графа? Но эльфы убедили его в том, что пока тот гулял в тумане, им явился образ самого Торма и сказал, что в замке дремлет древнее зло и его непременно надо изничтожить.

Ворота были закрыты, но долго ждать не пришлось — какая-то тёмная фигура подошла к замку, и перед ней опустился мост. Человек (если это был человек) в плаще вошел в замок, но ворота не закрылись. Воспользовавшись моментом, отряд оказался во внутреннем дворе. Если бы не его могучая сила, Жмицер бы сильно пожалел, что во весь голос поприветствовал хозяина...

Впереди была только одна дверь, и она должна была вести в холл. Отряд в неё шагнул...

***

Внутри было темно. Жмицер позвал своих новых друзей, но ему никто не ответил. Не потеряв самообладания, он обшарил комнату руками по периметру. Она была небольшой и квадратной, с двумя дверьми. Паладин решил двигаться дальше, но за второй дверью оказалась точно такая же комната. А за ней еще и еще...

Эльфу-жрецу в темноте было ненамного лучше. Синиэнель отлично видел комнаты, двери, но это ему никак не помогало выбраться из этого лабиринта бесконечных одинаковых комнат. Он впал в панику.

Ауст же оказался несколько сообразительней своих товарищей, спустя пару-тройку переходов он понял, что комната на самом деле одна, и выход из нее — явно не те две двери. Он стал искать. Он осматривал каждый кирпичик в стене, и труд его не был напрасным. Спустя пару минут он уже стоял в хорошо освещённом коридоре, по разным сторонам которого было несколько таких же дверей, через которую он сам в него попал. Любопытство заставило его заглянуть в каждую и вовсе не подвело, как это обычно бывает. За одной из дверей был найден бродящий на ощупь Жмицер, за другой — паникующий Синь, чуть ли не бьющийся головой о стену. И отряд устремился в дверь, расположенную в торце коридора.

Пожилой граф сидел за своим столом и что-то писал, когда вооруженная до зубов троица ворвалась в кабинет. Хотя это его не смутило. Успокаивающим голосом он ответил на все вопросы и предложил приключенцам вместе поужинать. Они вошли в ту же самую дверь, за которой 10 минут назад был коридор, но попали в гостиную. Через высокие узкие окна пробивался закат, как будто тумана не было и в помине. После ужина граф предложил героям заночевать у него, и они не смогли отказаться. В том же самом коридоре за тремя дверями находились три спальные комнаты, удивительно похожие друг на друга до мелочей — там была шикарная кровать, шкаф для одежды, столик с кувшином воды и много других менее приметных мелочей.

Сон начал смаривать героев практически сразу, и в этот момент двери спален одновременно отворились, и в них медленно вошли три женщины. Они были одеты в дорогие полупрозрачные шелка, ничуть не скрывавшие то, от чего эльфы не могли оторвать взгляд. Эльфы... Вы не ослышались. Потому что Жмицер прикрыл себя одеялом и стал медленно отползать к спинке кровати, смотря на женщину глазами лани, зажатой в угол львицей. Вскоре он действительно оказался зажат в углу, тогда в ход пошли слова. О том, что ему мама не разрешает, что это посрамит его честь рыцаря и всё в таком духе.

Но ей было нужно вовсе не это. Зашипев как змея и выставив клыки, она бросилась на паладина, вовсе не ожидая, что одеяло скрыло от неё его могучие мышцы. Всего один хороший удар, и вампирша на глазах рассыпалась в пыль. А небольшое облачко, которого Жмиц и не заметил, просочилось между досками пола и быстро исчезло. «Вампиры, мать их!» — донеслось из соседней комнаты. Жмиц выбежал в коридор и наткнулся там на Синя, во взгляде которого тоже читался неподдельный страх. «Ауст!» — выкрикнули они одновременно и устремились к последней двери...

Заворожённый красотой, Ауст лежал на кровати неподвижно. Вот наложница (он так думал) заползла на кровать, и кровь закипела. Эльф закрыл глаза в предвкушении момента. Неудивительно, что он не придал значения крикам друзей и даже не заметил, как женщина обнажила клыки.

Ворвавшись в комнату, Жмицер и Синиэнель поняли, что опоздали. Вампирша не обращала на них внимания и жадно пила кровь. Это её и погубило — друзья просто впали в бешенство и чуть ли не разорвали её на части. Но ни тела, ни даже капли крови от неё не осталось. Только пепел. И незаметное облачко, просочившееся через пол куда-то вниз.

Перевязав рану куском простыни, приключенцы сразу сообразили — бежать. Бежать без оглядки. Они поспешно оделись, помогли одеться Аусту, но тому становилось всё хуже и хуже, пока он, наконец, и вовсе не упал без сил. Жмиц положил его на плечо, и они с Синем зашагали по коридору в сторону гостиной, ибо второй путь мог вести только в одно место — кабинет графа. А оказаться там им что-то ой как не хотелось. За дверью, к счастью, гостиная и оказалась.

Солнце за окном уже почти село. Осмотрев комнату, Синь увидел только дверь на кухню. Выхода казалось не было. Жмиц ещё раз посмотрел в окно, и его осенило — можно спуститься вниз. Он перевесился через подоконник и широко раскрыл глаза — там была вовсе не туманная поляна. Прямо под окном было небольшое облачко тумана, где-то внизу с грохотом разбивалась вода о камни (и как они это не слышали во время ужина?!), а впереди, насколько могли видеть глаза, был океан. Замечательный выбор. Либо утонуть или разбиться о камни, либо стать завтраком вампира и скорей всего потом превратиться в монстра. Нет, Жмиц себе последнего позволить не мог. Он бы прям тут нанизал себя на свой фамильный меч, если б не Синь. Жрец предложил связать все простыни и одеяла и все же попробовать спуститься из окна вниз.

На подготовку ушло не более получаса, и вот "веревка" уже терялась в тумане. Первым было решено спуститься Синиэнелю. На пару метров ниже окна его сразу окутал непроницаемый туман, а где-то внизу шумел океан. Верёвка кончилась, но никаких изменений не произошло — вокруг был всё такой же плотный туман, а внизу всё такой же шум волн. Вспомнив клыки вампирши и все сказки своего детства, Синь сильно зажмурился и разжал руки.

Жмицер почувствовал, как натяжение верёвки ослабло. "Пора спустить Ауста" — подумал он, но вдруг услышал сзади какой-то шум. Выхода не было — он перекинул эльфа через плечо и стал спускаться. Самодельная веревка страшно трещала, лишь чудом выдерживая рыцаря в броне, да ещё и с эльфом на плече. Внезапно Жмиц ощутил небольшой рывок, и верёвка медленно поползла вверх. Паладину было страшно представить, кто же мог так легко тянуть такой огромный вес. Старичок-граф? Нет, рыцарь Света им не даст обратить себя во зло. Ни капли не колеблясь, он прошептал молитву Торму и разжал руку.

***

Синиэнель уже приготовился умирать, как вдруг ударился обо что-то мягкое и вовсе не так больно, как он ожидал. Потом покатился куда-то вниз, но быстро остановился. Некоторое время он лежал с закрытыми глазами, страшась их открыть. В сознании проплыли все его былые грехи, которые он замаливал, как ему казалось, не так тщательно. Он представил, что лежит в самом глубоком месте Бездны, что демоны уже окружают его, чтобы пытать вечно... Но его раздумья были прерваны неожиданным звуком — что-то тяжелое с типичными "шмяк" и "дзинь" упало где-то рядом и, звеня как банка с гвоздями, стало приближаться к нему. "Это конец" — подумалось жрецу. Собрав оставшуюся волю, он открыл глаза и в последний момент заметил, как на него по склону катится паладин напару с вором. Следующая мысль отразилась в сознании лишь частично — "Будет бо...".

Спустя несколько минут все были в сознании, даже Ауст. Хотя выглядел он неважно, да и ходить не мог. Осмотревшись, герои поняли, что они находятся во рву, окружающем замок. Выбраться труда не составило, но они поняли, что преодолели одну трудность, только чтобы встретиться с другой — выхода из деревни всё равно не было. Хотя в это верить не хотелось, поэтому они ещё долго входили в туман, надеясь больше не увидеть этого жуткого замка. Но судьба, казалось, насмехалась над ними. Раз за разом они видели эти каменные стены, этот опущенный мост... Иного выхода не было — пришлось вновь войти в жилище графа. На этот раз Синиэнель встал между друзьями, положил им руки на плечи, чтобы тёмная магия не разделила их. И шагнул вперед...

Он чувствовал, что кого-то держал за плечи, что какие-то слабые они были, явно не его друзей. Да и вообще не мужские. Бегло бросив взгляд влево и вправо, он увидел двух женщин, уже открывших рот, вот-вот готовых зашипеть и вцепиться в тонкое эльфийское горло. Но эльф не растерялся, он ловко отступил назад и что было силы столкнул вампирш головами. Небольшая вспышка, оседающий пепел и тишина... Гробовая тишина. И всё та же комната с двумя дверьми. Вот тут эльфа и начала одолевать паника.

Жмицер и Ауст оказались в такой же комнате. Но Ауст сразу принялся искать тайный выход, уделяя внимание тому, что он упустил в прошлый раз — полу. И старания были вознаграждены, одна плитка подозрительно звенела от лёгкого постукивания рукоятью кинжала. Выковырнув её, друзья увидели узкий лаз вниз. Роль лестницы выполняли металлические скобы, вбитые в стену. Спустившись вниз, герои оказались в коллекторе и сразу же пошли вдоль стены, против еле заметного течения пролегающего в центре прохода потока.
Синь ходил по комнатам туда-сюда, иногда срываясь на бег, но это не помогало. Он выбился из сил и решил сесть на пол и помолиться, как заметил впереди себя дыру в полу — плитка была аккуратно сложена рядом с лазом, ведущим в темноту. Эльф быстренько спустился вниз и зашагал в случайном направлении.

Паладин и вор ходили довольно долго, как вдруг услышали впереди шаги. Тихо обнажив оружие, они встали за углом, приготовившись вмиг изрубить врага. Жмиц уже махнул мечом, но вовремя изменил траекторию полёта — меч пролетел на сантиметр выше макушки Синя и выбил искры из стены.

Долго отряд бродил по туннелям, уже в полном составе, пока Ауст не заметил одну странность — прямо перед ними стена выглядела как-то необычно. Он хотел было потрогать её, но рука прошла насквозь. Иллюзия! А за иллюзорной стеной он нащупал то, что они так долго искали — лестницу наверх.

Сверху их ждала каменная плита, которую Ауст без труда отодвинул в сторону одной рукой. В помещении было темно. Пыль покрывала пол слоем в палец толщиной. Эльф разглядел на стенах потушенные факелы и зажёг один, чтобы человек смог хоть что-то видеть. И увидел — они находились в склепе. Здесь было шесть каменных гробниц — пять простых, когда-то гладких, но уже давно покрытых трещинами, и одна большая, вся испещрённая рунами, хотя время не могло не состарить и её. Жмицер сразу направился к единственной двери, чтобы не нарушать покой священного места, но эльфы живо напомнили ему о явлении Торма и рассказе про древнее зло (к счастью, человек не обладал ночным зрением и не заметил, как вор хитро ухмылялся). И где ж ему, злу, ещё обитать, как ни в саркофагах? Первая крышка легко уехала в сторону, несмотря на приличный вес. Но ничего, кроме пыли, там не было. Паладин уже снова захотел уйти, но вот второй саркофаг весь отряд приятно удивил — на дне его лежала женщина, которую Ауст вряд ли когда забудет. Жмицер заточил еще один факел, Синиэнель призвал силу Тира, дабы освятить это оружие. Один удар, яркая вспышка, и тело вампиршы сгорело прямо на глазах. Передохнув, друзья продолжили свою борьбу со злом, найдя и уничтожив еще двух вампиров. Остался последний саркофаг, самый большой и страшный.

Паладин подошёл ближе, и исходившее оттуда зло показалось материальным, как будто его можно было потрогать. Вот со скрежетом, от которого стыла кровь в жилах, крышка отъехала в сторону, Жмиц заглянул внутрь и увидел там графа, лежащего на спине и державшегося обеими руками за черный полуторник на груди. Только рыцарь занес факел для последнего удара, как глаза вампира открылись, и он просто вылетел из своего саркофага, ловко приземлившись на крышку стоящего рядом. Синь первым повернулся в ту сторону... Вампир смотрел ему прямо в глаза, пробираясь в самую душу. Сильный ментальный удар просто парализовал клерика, ему показалось, что ещё чуть-чуть, и он бы забыл, как дышать. Но концентрацию вампира сбила эльфийская стрела, ударившая в наплечник, но не причинившая вреда. Граф повернул голову и увидел, что на него, вознося молитву Торму, несётся человек. Удар был очень сильным и точно укоротил бы графа на полметра, если бы тот вовремя не подпрыгнул. Жмиц конечно же ожидал подобное, но втайне надеялся, что решит проблему с первого удара. Поэтому проворство противника вынудило воина сделать оборот вокруг своей оси для поглощения энергии удара. Но враг оказался очень проворен, даже не приземляясь на ноги, он замахнулся и ударил крутящегося рыцаря по спине. К счастью, удар был скользящий и не причинил особого вреда. А воткнувшаяся в руку стрела не дала нанести второй удар, который должен был отрубить воину света голову. Тут наконец-то очнулся жрец и, увидев кровь на кольчуге друга, мигом побежал вперед, на ходу начиная читать молитву исцеления.

Граф понял, что теряет контроль над ситуацией, да ещё и эта стрела в руке стесняет движения. Он решил отступить, выдернуть стрелу и дать самоуверенным смертным достойный (и, разумеется, последний для них) бой. И первым должен будет умереть дерзкий лучник. Он уже призвал стаю летучих мышей, его верных слуг, дабы отвлечь внимание противников, уже приготовился отпрыгнуть в сторону, как вдруг осознал... Смотря со своего "пьедестала" вперёд, он совсем забыл, что у самых его ног стоит рыцарь. Но было поздно — левая нога отлетела в сторону, и сам вампир потерял равновесие и упал с саркофага на пол. Это было его последней ошибкой. После отрубания головы, тело вампира рассыпалось в прах, и небольшое облачко полетело над полом в большой саркофаг. Следом за этим закрылась и крышка.

Друзья устали и дрожали от страха, даже втроём они не сразу сдвинули крышку в сторону. Там лежал скелет без ног и рук. Из облачка вылетали пылинки и приклеивались в нужных местах к костям. Через минуту скелет был невредимым, и начали появляться внутренние органы. Жмицер дождался появления сердца и что было силы вонзил в него факел. Тело ярко вспыхнуло, куда ярче предыдущих. Эльфы успели отвернуться, но не уставший паладин. Его накрыла темнота, самая чёрная из когда-либо им виденных. Он понял, что ослеп.

Продолжение следует...