вторник, 17 марта 2015 г.

2042 (часть 3)

– Эй, закурить не найдётся? – внезапно раздался незнакомый голос из-за прибрежных кустов, когда компания уже собралась назад в лагерь.
– Мы не курим, – немного нервно ответил Михаил, и Алиса сначала не поняла, почему.
– А если найдём? – вклинился в диалог второй незнакомец, не менее наглый, чем первый.
– Послушайте, ребят, у нас ничего нет, и мы уже уходим, – начал было Артём, одновременно положив руку на плечо Алисы и направляя её в сторону лагеря.
Но местные явно хотели не закурить, потому как первый со словами «Тогда мы возьмём себе девку» попытался схватить Алису за руку, но мигом получил хук справа от Артёма. Удивительно, но щуплые студенты оказались не робкого десятка и явно были на речке вечером не первый раз, потому как второй «бык» получил удар с ноги в живот от Михаила. Тут бы драка и закончилась, если бы второй не отступил, не отдышался и не достал нож. Он начал им беспорядочно размахивать, переводя взгляд между тремя целями – Михаилом, Артёмом и лежащим на земле своим товарищем. И никто из них в этой ситуации не рискнул обратить внимание на всплеск воды.
В самом начале потасовки Алису толкнули, она потеряла равновесие, начала пятиться по склону берега к реке, зацепилась пяткой за кочку и упала в воду. Прохладная тёмная вода обняла девушку, её длинные волосы сразу растрепались и оказались впереди лица. Алиса запаниковала, она автоматически закрыла глаза, попыталась вскрикнуть, но тут же глотнула воды и закрыла рот. Сердце хотело выпрыгнуть из груди, кислород уже кончился, сознание стало угасать, и Алиса почувствовала, как вода затягивает её куда-то вдаль. Дальше и дальше в бездну. Вопреки рассказам, жизнь перед глазами не проносилась, родной город не являлся в видениях, и уж тем более не было никакого белого света. Девушка просто побарахталась несколько секунд, а потом отключилась, явно от сверхсильной панической атаки, а не от нехватки воздуха.
Очнулась Алиса от сильного света, который легко пробивался сквозь закрытые веки. «Интересно, это тот самый свет?» – подумала она, но мягкий плеск волн, кваканье лягушек и что-то больно впивающееся в спину заставило её открыть глаза. Девушка лежала на берегу по бёдра в воде, светило утреннее солнце, квакали лягушки, щебетали птицы, и никакого загробного мира. Она попыталась встать, но это было не так-то просто: спина ныла из-за лежания в неудобной позе на чём-то твёрдом и холодном, руки и ноги все были в мелких, но оттого не менее болезненных царапинах.
Кстати, о неудобной позе. Поскольку Алиса плавать не умела, специально для неё Михаил принёс что-то вроде спасательного жилета, явно самодельного. На две верёвки были нанизаны бруски из плотного пенопласта на манер бус (с «бусинками» в полкирпича), и этот пояс обвязывался вокруг груди обучаемого, нисколько не мешая его неумелым движениям. Когда ребята уже собрались уходить, этот пояс был перекинут через плечо Алисы на манер патронташа, и, очевидно, именно он удержал её над поверхностью воды. И теперь эти пенопластовые кирпичи довольно болезненно впивались в спину, возможно, уже несколько часов кряду.
Алиса кое-как встала и осмотрелась. Река, поля, пара рядов деревьев в пятидесяти метрах от берега. И никаких домов, дорог, ЛЭП или даже дыма из-за горизонта. Поэтому она приняла самое верное в этой ситуации решение – села, прижала колени к груди и стала тихо плакать.

– Секундочку, – как обычно вклинилась Лея, – ты промокла, замёрзла, да и ещё часов шесть была в воде и на холодной земле... – она подняла взгляд кверху, то ли рассматривая заклёпки на потолке, то ли что-то считая. – Это скорее всего закончилось бы отмороженными лёгкими, почками или и тем, и тем, а потом и скорой кончиной в бескрайней степи.
– Не закончилось бы, – впервые за долгое время решил заговорить Уинстон. – Через час-другой её подобрал спасательный отряд. Странно, что они ночью её не забрали, выпивали, наверно.
– Какой ещё отряд, Уинс? Те студенты скорее всего дали дёру и прикинулись шлангами.
– Вообще-то, он прав, – сказала Алиса. – Где-то через полчаса за мной приехал внедорожник местных спасателей. Мне сказали, что им позвонил какой-то аноним и описал, где меня искать.
– Врут, – на редкость твёрдо отрезал Уинстон. – В твоём НКИ есть датчик GPS, по нему тебя и нашли.
– Какой ещё датчик? Я сама выбирала модель, читала договор, там ни слова о GPS.
– Естественно, это же заговор с целью контролировать всех людей. И скорее всего – еврейский. В общем, я разбирал одну такую штуку, там не только GPS, но и вещи поинтереснее. А когда я попробовал отреверсить протокол, то плата сгорела. А на следующий день напротив моего дома стояла чёрная машина, что лишь подтверждает…
– Да-да, теорию заговора против человечества. Мы тебя поняли, Уинс, – вовремя остановила его Лея и повернулась к Алисе. – Кстати, а эта история нисколько не объясняет запись в твоём досье.
– Ну… э-э-э-э… – замялась она, – чтобы предотвратить возможный скандал, как-никак из лагеря молодая стажёрка пропала, чуть было ни отдав свою жизнь науке, начальство предложило мне, помимо отличной характеристики, сделать любую дополнительную запись в личное дело.
– Айнфах толь, – немного презрительно пробормотала себе под нос Ева, а потом продолжила в полный голос. – И зачем нам липовый техасский рейнджер?
И Алиса, и Лея, и даже Отто хотели что-то сказать в ответ, но сообщение по интеркому заставило их возражать лишь взглядами.
– Всем членам экипажа и гостям судна, говорит старший помощник Зеленски! Время за бортом 22-00 по Гринвичу, заканчивайте бухать и очистите бар, в моём расписании сказано, что через полчаса все, кто не на дежурстве, должны быть в койках. У вас впереди ещё две недели, скоро от такого досуга вас тошнить будет. Конец связи.
И он был прав.

Продолжение следует...