вторник, 27 апреля 2010 г.

Ценой жизни (части 1-6)

Автор: Sairilias

Часть 1

В этот день ветер неспешно носил песок по просторам Дуротара, к обеду привычный зной сменился жаром и все живое спряталось в скальных тенях от палящего солнца. Зенга смотрела с порога своей хижины за сыном, резво гоняющем в загоне недовольно повизгивающих поросят. Она перевела взгляд на небо в сторону Тирагарда и хмуро посмотрела на кружащееся облако пыли. Домашние заботы не требовали долгого безделья, и она вернулась к своим делам. Ее не покидало слабое беспокойство, и от этого она недовольно рыкнула на не успевшую вовремя убраться с дороги собаку.

Час спустя, когда она решила устроить себе небольшой отдых, Зенга снова вышла на порог под палящее солнце и нахмурила брови. Облако пыли, которое раньше было довольно далеко, уже кружилось совсем рядом. Ураганы гуляли по пустоши частенько, но этот был явно больше обычного. Орчиха окрикнула детей. Внезапно ее босые ноги почувствовали слабую дрожь земли, глаза расширились, а сердце бешено застучало.

- Таро, Арген, нек ронга! 1

Дети непонимающе посмотрели на нее, но побежали к матери, они уже тоже слышали приближающийся рокот. Из-за скальных уступов уже совсем близко показалась группа всадников, облако пыли, поднимаемое копытами их скакунов, не смогло скрыть силуэты. Зенга в ужасе посмотрела на своих детей.

- Арк им хаг! Терту, терту! 2

Сын и дочь со страхом посмотрели на мать, но побежали прочь от родного дома. Она посмотрела им в след и закрыла глаза, в уголках глаз навернулись две капли и прочертили по щекам две дорожки. Ей уже было сложно быстро передвигаться, поэтому оставалось только спрятаться в доме и надеяться на лучшее. Группа всадников через минуту оказалась на ферме, послышался треск дерева, пронзительный визг заставил ее закрыть уши. Яркий свет дверного проема закрыла рослая фигура, и лачугу осветили отблески солнца от запыленных лат. Человек оглядел дом и заметил в полумраке у дальней стены сгорбившуюся тень. Зенга услышала свист клинка, стремительно рассекавшего воздух, она открыла глаза и увидела приближающуюся к ней фигуру, за спиной человека из-за дверного проема выглядывала до боли знакомая зеленая мордочка, на лице сына был написан ужас и страх.

- Зет Арген, лекат..! 3

Но острый клинок оборвал ее крик, она застонала от боли:

- Ша-кал!

Кровь подступила к горлу и хрип сменился бульканьем, она со стоном повалилась на спину и затихла.

- Макка! 4

Маленький сын вбежал в дом и швырнул камень в спину человека. Сзади орчонка показалась еще одна фигура, топор воина через секунду почти перерубил надвое маленькое тельце ребенка. Вояка вытащил топор и не спеша подошел к стоящему посреди лачуги товарищу, оглядев скорчившуюся на полу фигуру, он хлопнул друга по плечу:

- Отличная работа, паладин, одним ударом две зеленые мрази, плюс маленький ублюдок…

Воин развернулся и вышел на улицу, жаркое солнце заиграло на его загорелой коже, шрамы на лице скрывали капли красной крови, он довольно вытер лезвие и зашагал к ожидавшим его в стороне людям. Делореан с ненавистью смотрел в глаза Зенги, минуту назад они напоминали водную гладь побережья, а сейчас были холодны и черны. Паладин развернулся и вышел из лачуги, бормоча себе под нос:

- Я принесу очищение и свет в эти богомерзкие земли!

Спустя день тролль охотник нашел в тени скал маленькое зеленое тельце, нога девочки сильно опухла, ее укусил скорпид, она почти умирала, но дыхание было еще ровным, в этот день судьба была к ней благосклонна.

1 Таро, Арген, быстро домой.
2 Бегите в город! Скорее, скорее!
3 Нет Арген, спрячься!
4 Мама!

Часть 2

Месяцем ранее...

Туман серой пеленой покрывал землю, пенные барашки приливных волн не спеша набегали на песчаный берег. Приближался рассвет, и кромка неба над головой понемногу светлела. В этом тихом краю казалось, что сам лес еле слышно напевает песни. Пламя костра плясало в безумном танце, потрескивало и брызгало искрами, сражаясь с ночным мраком за пятачок пространства.

Делориан и Раканраш сидели напротив друг друга, паладин поднял глаза и нарушил тишину.

- Ты же знаешь зачем я пришел, ты должна идти с..

Глаза дренейки засветились, пламя костра встрепенулось и стало ярче.

- Кажтому уготован свой путь, ТэЛорэан.
- Ты не можешь отказать мне, ты должна идти со мной в..
- Я нэ пойту с тобой, мои соплэмэнники нужтаются во мнэ большэ чэм ты.
- Твоя помощь нужна нам, мы отстаиваем идеалы Света по всему Азероту.
- Ты так рьйяно стрэмился к Свэту, что Свэт ослэпил твой ум. Ты нэ видишь как один за тругим гибнут всэ, кто идэт за тобой.
- Я принесу возмездие всем, кто угрожает Свету и всем, кто повинен в смерти невинных.

Раканраш встала и отступила от костра на шаг.

- Вина в их смерти лэжит на том, кто вэл их за нэй..
- Ты бредишь! Идет война! И когда твои братья и сестры вернутся домой, мертвыми..!
- В твоих глазах воэт голотный волк, палатин.. это твойя война!.. - дренейка отступила еще на шаг, свет костра выдавал ее в темноте по отблеску чешуек кольчуги.
- Магия орков совсем свела тебя с ума!

Делориан встал и вгляделся во все еще плотный мрак, но не увидел в нем ничего.

- Ты будешь жалеть о своем решении, оплакивая их трупы! - его крик разорвал тишину.
- Вэлту лок найэ Хот.. 1 - шепнуло тихое эхо.

Пламя костра, словно живое, тянулось языками в темноту вслед за стремительно таящими в песке следами, но, словно оставленная без хозяина собака, приуныло и спряталось в гаснущих углях. Через полчаса на горизонте сквозь водную гладь пробились первые солнечные лучи, осветив пустынный берег и одинокого человека. Паладин собрал вещи и побрел по песчаной косе, скоро его фигуру скрыл холодный туман.

1 Каждого настигнет свой рок.

Часть 3

Дренейка неспешно брела по каменистой тропе, спуск был плавный и не доставлял неудобств. Земля немного вздрогнула, и горсть мелких камней ссыпалась прямо под ноги. Лицо шаманки не выражало недоумения по этому поводу, но в голове возник вопрос - отчего? Землю, куда упал Экзодар, со дня Прибытия не мучили судороги, и это было весьма необычно. Почва вздрогнула еще раз и горсть камней покатилась по тропе вниз, подобно живой змейке. Раканраш поспешила вниз, пока не достигла полога леса. Обычно среди деревьев не гуляет ветер, но в этот раз он еле слышно подвывал, словно зовя к реке. Добежав до реки, она опустилась на колено и встормошила спокойную водную гладь. Рябь секунду танцевала в замысловатом узоре, словно стараясь загипнотизировать, взгляд провалился в затейливый рисунок, и сознание слегка поплыло. Мир вокруг словно ушел в тень, в голове зазвучали незнакомые голоса, затем послышался лязг и чьи-то крики, перед глазами появилась смутная картинка: золотой лес, зеленый полог и тонкая извилистая река. Среди нескольких построек небольшой деревушки шел ожесточенный бой, отряд закованных в латы воинов сражался с несколькими защитниками поселения, мирные жители в общей суматохе бежали в лес без оглядки, кто-то пытался сопротивляться вместе со стражниками. Несколько фигур лежали на земле, обожженные или пронзенные стрелами. Взгляд наткнулся на одного из обороняющихся, знакомые черты лица не вызывали сомнений.

Один из эльфов пытался внести немного порядка в общую сумятицу и пока перемещался по поселению, отдавал приказы солдатам. Одежда и доспехи не могли скрыть полученных ран, и по его виду была заметна сильная усталость.

- Хафт.. - собственный шепот прозвучал для дренейки как отдаленный и чужой голос, взор поплыл, сознание заполнили воспоминания - удушливый воздух болота, стрекот насекомых и разъяренный вой дикарей. Ядовитые стрелы оставляли на теле незаживающие раны, плоть вокруг них опухла и нестерпимо жгла. Только рокот преследовавших охотников позволяли не потерять сознание и продолжать цепляться за надежду на жизнь и спасение. Попытка найти общий язык с крокулами была ошибкой, которую она выучила сразу, но чуть ли не ценой жизни. Хафт. Каким образом эльфа занесло в болото так и осталось для Раканраш загадкой, загадкой сохранившей жизнь и давшей повод усомниться в собственных взглядах и мнении соплеменников на их счет. За прошедшее время он почти совсем не изменился.

Перед глазами вновь поплыла картинка, паладин прихрамывал и отбивался уже в одиночку от тройки окруживших дворфов. Эльф как мог отбивал выпады и закрывался щитом, но его силы были явно на исходе. Уже далеко в стороне стража уводила последних жителей прочь от места сражения, отбиваясь от преследовавших людей. Внезапно воздух перечертила черная линия, стрела чиркнула по щиту, но все же царапнула шею Хафта. Паладин еще минуту отбивал атаки, каждый раз все слабее и слабее, отступая к небольшому обрыву. Наконец, яд сделал свое дело, его ноги подогнулись, он выронил клинок и упал вниз, тело скатилось вниз и замерло неподвижно. Разбойники недолго смотрели на поверженного врага и поспешили следом за остальными нападавшими.

Сердце шаманки пронзила щемящая тоска и боль, она мысленно потянулась к неподвижно лежащему воину, все вокруг поплыло, мир заколыхался. Как будто спустя вечность дренейка подошла и присела на корточки, Раканраш протянула руку и увидела свою прозрачную ладонь. Бесчувственные пальцы провели по лицу, на которое упало несколько капель. Она не понимала как, да и не сильно хотела удивляться, все, что сейчас было нужно - оказаться там и сделать что-то, чтобы спасти дорогую ей жизнь, сделать хоть что-нибудь. Её рука засветилась и задрожала, бегающие внутри искры стали ярче, в голове возник оглушающий гул.

Рядом сверкнула вспышка, амулет на груди эльфа ярко брызнул, ослепив Раканраш. Белая пелена стала ярче, шаманка почувствовала обжигающий холод, ощущение присутствия резко оборвалось. Когда она снова взглянула в воду, рябь на ней не хотела складываться в замысловатый узор, дренейка рассержено чиркнула по воде, встала и пошла прочь.

Хафт открыл глаза, солнце пробивалось сквозь густую крону и слепило, он зажмурился и повернул голову на бок.

- Не дергайся, я перебинтую хотя бы шею.
- Тайя, что ты тут делаешь? - еле слышно пробормотал паладин, чувствуя заботливые руки.
- Я поспешила к тебе, как только почувствовала на тебе сильную магию, амулет подал сигнал вовремя, опоздай я на секунду, не знаю что с тобой могло бы случиться.
- Тут опасно..
- Знаю, - волшебница сделала магический жест и прошептала слова, воздух вокруг словно изогнулся, вспышка голубого света залила взор.

Когда паладин удобно устроился, она подошла к нему со скрещенными на груди руками.

- Знаешь, Хафт, я никак не пойму что там делал элементаль воды с тобой, но думаю, ты должен знать, почему у него были рога, копыта и хвост.

Эльф недоуменно посмотрел на волшебницу, взгляд все еще был мутный, но вопрос она угадала безошибочно.

- Ладно, после поговорим, - ее пальчики нетерпеливо барабанили по браслету, Тайя развернулась и спешно покинула комнату, зашторив за собой занавески.

Часть 4

Тайя быстро шла по улицам Луносвета, обычно для перемещений по излюбленным местам она использовала более быстрые способы перемещения, но тягостные размышления никак не оставляли её и требовали прогулки.

- Так, хорошо, он знает только то, что там кто-то был, знает только с моих слов – то есть, по сути не знает ничего.. С другой стороны можно всё поставить так, будто это ему угрожало.. Ммм, но так я не узнаю кто она и как связана с ним..

Волшебница теребила свои украшения, взгляд зеленых глаз менялся с рассерженного на задумчивый, затем ею полностью овладевало беспокойство. В этом калейдоскопе переживаний она не заметила, как оказалась в квартале полумрака и теней.

- Похоже наша мисс немного расстроена? – Тайя резко остановилась и оглянулась, было совершенно непонятно, откуда доносится тихий шепот.
- А ты все прячешь свой трусливый нос за занавесками, как придворная служанка?
- Да, не хочу остаток своих дней коротать на фермах Дуротара, похрюкивая хвалебные оды о твоей беспечности, публика явно не оценит мои таланты.
- Ты явно читаешь мои намерения, мерзавец..
- Почему ты такая злая сегодня, застала своего дружка с другой девочкой? – волшебница был уверена, если бы она могла видеть лицо собеседника, то на нем бы непременно была усмешка.
- О, ты так обо мне беспокоишься, с какой стати? Кстати, почему я никак не могу застать тебя с какой-нибудь девчонкой? – Тайя неспешно брела по темной аллее и наслаждалась непродолжительной заминкой собеседника.
- Всему свое время, дорогая, и мм.. и ты делаешь несомненные успехи, наши дуэли идут тебе на пользу.
- Как только я увижу тебя, трусливая тень, ты будешь в конвульсиях умолять о пощаде и ползать по этим улицам, мерзкий червяк.

Волшебница поравнялась с входом в одну из таверн, от ближайших колонн отделилась тень и двинулась навстречу, приобретая форму.

- Не льсти себе, ты уже пыталась, - вкрадчивый голос был сейчас намного дружелюбнее, чем в начале беседы. Разбойник вышел из теней и остановился в паре шагов. Из таверны вышла девушка и на секунду остановилась. С легким подозрением осмотрела стоящую у входа волшебницу, и, переведя свой взгляд на её собеседника, улыбнулась.
- Привет Риваль, - девушка на секунду замялась, снова бросив взгляд на Тайю, и, шагнув через порог, пошла по аллее к площади. Волшебница проводила её взглядом, не понимая чем эта простолюдинка так приковала внимание – ничего необычного в ней не было, совершенно незнакомое лицо, обычные для простолюдинки одежды, ничем не выдающиеся туфли, заурядная прическа и.. заколка с сапфирами!
- Эй, гнусный ублюдок, это же моя.. – она повернулась, едва успев заметить движение в тенях среди колонн. Её гневный шепот прервал треск маленькой молнии, метнувшейся в темноту, но ответа не последовало.

Часть 5

В лагере царила обычная суета и суматоха, Гицвард уже привык к ней и смирился с непривычной обстановкой. Вернувшиеся с вылазок отряды проводили осмотр добычи. Хотя жрец и просил обойтись с минимальными затратами времени и ресурсов, было видно, что не всё прошло так гладко, как планировалось. Некоторые группы возвращались порядком потрепанные и не в полном составе. Судя по бурным обсуждениям вокруг поклажи, для споров была весомая причина.

Группа дворфов, осмотрев добычу, приступила к её активной дележке, особый предмет для споров вызывало золото. Один из разбойников выудил брошь из небольшой кучки украшений, нацепил на бороду и повернулся к товарищам.

- Эй, я теперь похож на эльфа? – он подошел к группе, наиболее оживленно и бурно ведущих спор, хлопнул по плечу ближайшего бородача, подмигнул остальным и хрипло пробормотал:

- Ну что, мы сегодня пойдем вместе смотреть на ночное небо?

Обернувшийся дворф посмотрел вытаращенными глазами сначала на брошь в бороде, затем на наглую ухмылку товарища и, недолго раздумывая, с размаху треснул тяжелым кулаков в нос шутнику, тот отшатнулся, вопя ругательства. Остальная компания дружно смеялась, надрывая животы. Оглядывая царящий бардак, Гицвард удрученно вздохнул и вернулся к записям в своем журнале, все шло совсем не так как планировалось...

Пометки в журнале.

Сир ДеЛореан передал указания и пакеты с планами действий, моей группе отводится особая роль и меня восхищает радость от важности и значимости возложенной на нас задачи. 
4 день. 
Мы прибыли на место. Все приготовления закончены, снаряжение собрано, через пару часов мы начнем.

Гром’Гол успешно взят, мы застали дикарей врасплох, как и ожидалось. Потерь с нашей стороны нет. Капитан дирижабля необычно уродливый и волосатый гоблин с ужасным акцентом.
7 день.
Гоблин лопочет, что мы летели три дня, каким образом мы оказались здесь, мне стало ясно, когда я увидел размалёванную карту. Из-за разводов вина и чьих-то корявых росчерков она теперь совсем непонятна. Пакеты с остальными указаниями тоже немного пострадали от... святой воды, не пойму как их так сильно измяли. Идея проводить причастие в каюте капитана была неудачной. Святой Свет, как болит моя голова...
...
Пропал кок, судя по объяснениям капитана, его сбросили за борт день назад, по крайней мере, теперь меня не душит нестерпимая вонь немытых ног, но голова все равно болит.

Вечер. Мы прибыли. Какой-то придурок сумел подпалить судно, пришлось прыгать в воду. Я думал здесь намного теплее. Нам не удалось высадиться на вышку и взять её, завтра мы планируем провести захват. Видимо мы слишком задержались, и штурм начали без нас, но вместе с этими людьми операция пройдет намного быстрее. Хвала Свету, самое святое удалось спасти, надо провести причастие пополнения... 
8 день. 
Я в ужасе, если мой ум еще не совсем плох, то, судя по дальнейшим указаниям, мы должны удерживать вышку и провести разведку оборонительных сооружений, затем составить их детальный план. Но тут указан… Подгород и Брилл… Мы вне сомнений находимся где-то в ж.. в одном из нордскольских фьордов. Будь проклята моя борода! Мы должны срочно вернуться назад к остальным войскам.

Штурм прошел успешно, нам удалось пробиться и захватить дирижабль, мы понесли потери, в основном это люди, но и мои братья пали в сражении. Пока Отрекшиеся собирали силы, у нас было немного времени для  отправки. С разбитым носом гоблин намного сговорчивее. 
9 день. 
Тысяча пьяных.. (слово в дневнике жреца было старательно зачеркнуто).. эльфов! Нас сбили, когда мы прошли Луносвет. Руль пришел в негодность, шар пробит и горит корма, мы теряем высоту и дирижабль летит без управления прямо на скалы. Гоблин истошно верещит на своем языке.. кажется, что-то вроде «Хигварт капут», мне это не нравится, как и его истеричный хохот…

Посадка была не очень, у нас почти нет припасов и мы на вражеской территории. Брондор предложил сделать вылазки в ближайшие поселения и позаимствовать провиант. Идея хорошая, но мне не нравятся его глаза, они всегда так блестят в предчувствии легкой наживы. К сожалению, я его знаю слишком давно. 
10 день. 
Как я и ожидал, брондорские головорезы больше интересуются личной наживой, а не важностью возложенной на нас миссии в деле очищения этой проклятой земли. Сир ДеЛореан, я надеюсь, ваши планы не провалились из-за нашей оплошности и вы в добром здравии ведете войну за земли Аратора, благослови вас Свет.

Гицвард закончил последнюю запись, захлопнул дневник и хромая побрел к куче соломы, служащей ему постелью.

Часть 6

Ночь выдалась прохладной, лиловая дымка закрывала небесный свод. Хафт неспешно прогуливался по террасе, в ногах еще ощущалась легкая слабость, но в целом собственное состояние его устраивало. Он смотрел вдаль на горизонт, над темной гладью моря были видны огни дворцов острова Кель’Данас. Легкий шорох отвлек его от мыслей.

- Раньше ты не задерживался так долго, изменяешь своим привычкам?
- Мои дела касаются только меня, - Риваль подошел и протянул свернутый пергамент, - к тому же в последний момент поступили сведения о гоблине, на него наткнулись наши разведчики.
- Он имеет отношение к нашим гостям? – паладин пробежался взглядом по аккуратным строчкам и раздраженно скомкал листок.
- Да, правда, есть некоторые недостатки в речи, судя по всему, он пострадал при падении, но это не доставит нам особых неудобств.
- Выжмите из него все что можно, к завтрашнему вечеру наши гости должны быть мертвы, все. В таких вопросах лорд быстро теряет терпение, а сейчас на него еще будут влиять волнения горожан.
- Чувствуешь себя неуютно, наверно поручили важную миссию?
- Скорее беспокойство за твой успех, ведь ты являешься ответственным за исполнение данного поручения, я в виду полученных ран буду тебе лишь помогать с организацией.
- Что? – Риваль на секунду потерял невозмутимость, но тут же взял над собой контроль.
- Извини за задержку, тебя сложно найти, поэтому не получилось сразу довести до тебя это распоряжение.

Разбойник посмотрел на невозмутимое лицо друга, на нём не было ни единого намека на шутку. Он бросил взгляд на море, затем снова на паладина.

- Как насчет пари? Скажем пятьдесят?
- Сто.. до обеда.. к закату деньги тебе уже не пригодятся, - собеседник даже не повернул головы, но на лицо тронула слабая улыбка.
- Идёт, - Риваль спешно ушел, оставив Хафта созерцать далекие огни в одиночестве.

Через час на террасе разнесся легкий стук по камню. Тайя подошла к паладину, мягко обняла и шепнула на ухо:

- Мой рыцарь все занят и занят своими дворцовыми делами, а на меня времени совсем нет… - в ее голосе явно было слышно недовольство.
- Извини, ты права, я сов... - волшебница пальчиком дотронулась до его губ.
- Нет-нет, в словах извинения не принимаются...

Продолжение следует...